Союз Плотников
искать по сайту vseplotniki.ru
 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти
  Регистрация




  • Ачинск
       Красноярский край 
  • Бийск
       Алтай 
  • Воздвиженское
        Московская обл.
  • Ведлозеро
         Карелия 
  • Великий Устюг
         Вологодская обл. 
  • Владимир  
  • Вологда 
  • Звенигород
      Москва 
  • Зеленоград
      Москва 
  • Казань 
  • Кольчугино
       Владимирская обл. 
  • Курск 
  • Молодечно
        Беларусь  
  • Москва 
  • Нижний Новгород 
  • Новороссийск 
  • Омск 
  • Опочка
         Псковская обл 
  • Санкт-Петербург 
  • Сокольское
         Нижегородская обл.
  • Тверь 
  • Томск
  • Фризойт
            Германия 
  • Челябинск

Яндекс.Метрика

Реставрация Преображенской Церкви. Кижи.



Внимание!
На форуме размещение фото ограничено 500Kb для каждой фотографии!

Страницы: 1
RSS
Реставрация Преображенской Церкви. Кижи., Опубликованы Отчёты Консультативной миссии ИКОМОС 2014
 
На сайте "Кижи" наконец то выложили отчеты ИКОМОС о проверки хода реставрации за 2014 год.
http://kizhi.karelia.ru/info/about/konsultativnaya-missiya-ikomos-2014
Итог. За четыре года собрали 8 метров высоты сруба, 30 рядов. Но появилась проблема, сруб дал крен, бревна смещаются, общее отклонение от вертикали уже 20 см. За весь 2014 год ничего реально не сделано, весь сезон работа стояла.
Сейчас всем советом решают что делать дальше. Для начала хотят поставить сжимы, типа какие стояли до начала реставрации. Если не поможет, будут опять ставить металлические конструкции, металлические стяжки, болты. И чтобы скрыть это все от глаз туристов, планируют снова зашить всю церковь тесом. На обшивку надеются как на способ "укрепить" сруб церкви.
Процесс разборки сруба дошел до ярусов, где изначально находится много поперечных стягивающих бревен. Лифтинг не позволяет их качественно разобрать. Что делать, они не знают.
Доклад был написан ещё в августе, но администрация Кижей до сих пор не выкладывала его.

Поскольку специалисты ИКОМОСа настойчиво рекомендуют создать общественный совет из рядовых плотников, профессионалов своего дела, предлагаю начать обсуждение создавшейся проблемы на данном форуме, с последующим предоставлением реставраторам общего нашего решения.

Моё мнение, разница влажности старых и новых бревен привела к завешиванию сруба на углах. Не происходит естественного сжатия сруба, поэтому началось смещение бревен.
 
Спасибо за информацию и приглашение к разговору.
4 года назад я писал в своем ЖЖ о некоторых проблемах с Преображенской церковью: http://sergei-kulikov.livejournal.com/tag/Преображенская%20церковь
Вообще, еще в 1993 г. при первых обсуждениях со специалистами ИКОМОС существовавших и грядущих проблем реставрации предполагалось, что деформации сруба неизбежны по мере его возведения: часть из них связана с "памятью старых бревен" их прежнего деформированного состояния и стремлению этих бревен принять "памятное им положение", часть - с усадкой под нагрузкой новых бревен, которая идет по своему режиму, отличному от старых, уже 300 лет как обжатых бревен, часть - новоприобретенных по ходу работ (индивидуальные особенности каждого бревна и каждого мастера дают большой простор для фантазий на эту тему).
Очевидно, что старые зодчие по мере возведения здания из нового материала уже были вынуждены бороться с возникающими по мере возведения сруба деформациями от просадки основания и слабого фундамента, от просадки самого сруба, связанной и с усушкой и с неравномерным обжатием бревен под нагрузкой, и вероятно, с несовершенством отдельных узлов и конструкций. То есть по ходу дела им приходилось выводить центральную маковку ближе к центру, не взирая на то, что там произошло уже с пройденным двадцатым или тридцатым венцом, куда и как его повело...
Миссией ИКОМОС 1990-х тогда высказывались предложения не совсем, быть может, запротоколированные в различных документах, что в ходе реставрации необходимо:
  • исправлять только те деформации, которые представляют угрозу объекту;
  • сохранить те деформации, которые не представляют угрозы конструктивной устойчивости здания;
  • предусмотреть системы укрепления конструкций, не подменяющие оригинальные срубные конструкции;
  • и во избежание дальнейшей эскалации разрушения и деформации сруба под воздействием атмосферных факторов - обшить его по образу и подобию старой обшивки, существовавшей на памятнике без малого почти 90 лет (с 1865 по 1951(?)).
В пользу обшивки говорит то, что это на сегодняшний (как и вчерашний) момент это единственное средство сохранения древесины сруба от внешних воздействий. Она в отличие от любой химии обратима. Ее можно в любой момент разобрать, не нанося ущерба оригинальному старому материалу сруба.
Единственный недостаток обшивки - она изменяет ставший привычным за последнее время срубный облик здания. Это было бы много легче выполнить тогда, когда в памяти поколения еще сохранялся облик обшитого храма. Теперь любые здравые рассуждения на эту тему сохранности памятника сталкиваются с предполагаемым культурным шоком современников.
Полагаю, что большой вины реставраторов в случившемся нет, кроме, быть может, попыток выправления не представляющих угрозу деформаций типа подведение более прочного и высокого выравнивающего фундамента и т.п. Теперь работы придется продолжать "как мера и красота скажут" с выходом на новые пространственные, эстетические и этические ориентиры.
PS: перевод отчета на русский (если это официальный перевод), прямо скажем не очень... Реагирующий мониторинг назван "реактивным мониторингом" и т.д. и т.п...
Изменено: Сергей Куликов - 01.02.2015 07:57:15
 
Цитата
Сергей Куликов написал:
В пользу обшивки говорит то, что это на сегодняшний (как и вчерашний) момент это единственное средство сохранения древесины сруба от внешних воздействий. Она в отличие от любой химии обратима. Ее можно в любой момент разобрать, не нанося ущерба оригинальному старому материалу сруба.
Категорически с вами не согласен!
Вы, как человек занимающийся проблемами реставрации деревянных церквей (читал много ваших постов в Живом Журнале) , обязательно должны были ознакомиться с книгой Ополовникова по Реставрации памятников деревянного зодчества. Он ясно и понятно доказывает, что обшивка в том виде, в каком применялась по отношению к церквям наносила громадный вред. Приводит много примеров, когда не обшитые часовни и церкви сохранились гораздо лучше. например, памятники Сибири.
Второй ваш тезис, что обшивка это единственный способ сохранить сруб, тоже в корне неверен. К примеру есть точно такие постройки в Норвегии, Японии, возраст которых под 900 лет. По 300-400 лет таких храмов вообще очень много. Это достигается за счет сплошного покрытия деревянных построек смоляными варами, или мастиками на основе воска. Сейчас выпускается и свободно продается большое разнообразии таких составов., и в Норвегии, и в США. К примеру, Норвегия для изготовления таких покрытий ежегодно закупает в России около 100 тонн смолы сосны.
На основе воска в США производят большой ассортимент таких покрытий с колерными наполнителями, придающих древесине любой оттенок.
Не применить этих достижений строительства было бы очень глупо.
В наш век развитой инженерии непростительно даже упоминать про проблемы с грунтом. Уже давным-давно строят дома и предприятия вообще на болоте, на вечной мерзлоте, на песчаниках и прочих. Какие проблемы обеспечить надежный фундамент в условиях речного острова? Если у реставраторов фундамент уже продавило, значит, гнать надо их, как некомпетентных в своем деле.

Применение обшивки напрочь убивает всю идею памятника древнерусского зодчества. Такой храм уже не будет памятником, не будет историей, он станет обычным зданием. Уже не будет важно, что под обшивкой - брус, оцилиндровка, кирпич, лафет, или это просто каркасник с пенопластом. Обшивка уже своим присутствием уравнивает все такие постройки в безвкусии и убожестве.
Если вам покажут картину упакованную в коробку, скажут, в коробке лежит шедевр, очень древний, но распаковывать его нельзя, вдруг вода попадет. Вы как к этому отнесётесь? Какая разница будет, что в коробке? Коробки все одинаковы...
Изменено: Андрей Переберин - 01.02.2015 16:52:54
 
Хочется материться. Интересно, что чувствуют люди, которые выполняют эти работы. Хотя...Если есть крен, то нужно определить причину, то что написано, бред редкостный. Память бревен, что это? Если ты присаживаешь бревно заново, ты что не видишь куда оно стремится. Подработай и т.д. Влажность бревен другая, так а что за столько лет не нашли сухого материала? А чем тогда занимались?
Есть у кого_нибудь схематичное изображение проблемы? Если можно бросьте в тему. Так лучше обсуждать.
 
Не хочу обсуждать работу реставраторов. У меня матерков не хватит... Проблема есть, нужно решать, что делать.
Я сильно сомневаюсь, что плотникам разрешили дополнительно подогнать старые бревна уже на месте, при окончательной сборке.
Судя по докладу, произошло выпячивание некоторых стен сруба. Для исправления этого и собираются ставить сжимы.
Интересный момент, в докладе есть ссылки на некие приложения, включающие чертежи и фотографии по поводу проблемы. Но на сайте этих приложений нет...
Зачем "в личку"? Мы все хотим это видеть.
 
Цитата
Андрей Переберин написал:
Он ясно и понятно доказывает, что обшивка в том виде, в каком применялась по отношению к церквям наносила громадный вред.
Я открыл не мало обшивок на своем веку. И могу уверить вас, что Ополовников, как это ни печально, заблуждался по поводу обшивок, сводя общий их вред их к частным случаям неправильной эксплуатации оных, либо, боюсь вызвать на себя очередную хулу, преследуя политические моменты, но для сохранения памятников: "церковники исказили образ рубленного храма обшивкой"... для того, чтобы советское государство выделило денег на сохранение памятников под предлогом борьбы с церковниками. И тогда уже шла реставрация "на первоначальный облик", то есть без обшивки, с уничтожением всех последующих исторических слоев. То самое, что в теории реставрации даже в России еще в конце 19-го века воспринималось как нонсенс, но в связи с утратой преемственности между сохранителями наследия до- и после- революционной России оказалось вполне приемлемым в сложное послевоенное, к тому же Сталинское время....
Ополовников - великий авторитет для меня во многом, кроме защитной роли обшивки для сруба. Обшивка, если она вентилируемая, (а она таковой изначально была, судя по мощному каркасу стоек под обшивку, служит именно сохранности того, что за ней. К сожалению, к тому времени, когда Ополовников пришел на Кижи, со времени последнего ремонта прошло ой как много лет... В подоконных и подкрышных зонах накопилось мусора от галочьих гнезд и прочего. И там, где были протечки (под окнами, в кровле и в особенности в ендовах) образовались образно говоря "камеры ускоренного гниения". И именно эти повреждения, легли в основу теории вредоностности обшивок. Здесь как раз впору сказать "нет плохой погоды - есть плохая одежда".
Так вот, в 1950-е... из-за сложности кровель на здании Преображенской церкви, из-за повреждений кровли и обшивки и т.п. "одежда", то есть обшивка, оказалось плохой: она удерживала просочившуюся влагу и местами способствовала гниению и разрушению сруба.

PS: К сожалению не могу приложить из-за проблем с интернетом фотографии нескольких раскрытых из-под обшивки мест на разных памятниках, включая колокольню КИЖСКОГО ПОГОСТА. Но поверьте, они говорят в пользу обшивки. (Я постараюсь вернуться к этой теме в ближайшее время в моем ЖЖ, (там пока фото проходят вроде без проблем, хотя и несколько замысловато).
Кстати, как там Кемерово? Я там все-таки в школу пошел. И самые ранние воспоминания детства связаны с ним, с Томью и цирком. И даже вроде Кобзон, такой молодой, в парке на эстраде летом пел в году эдак 1960-м...
Изменено: Сергей Куликов - 02.02.2015 02:55:01
 
Цитата
Иван Боталов написал:
то что написано, бред редкостный
"Память бревен" - это несколько образное выражение, подразумевающее, что веками обжатая древесина помнит свои сложившиеся деформации, свое место и свои обжатые формы и никогда не вернется в девственное состояние. Деформации здания Преображенской церкви были намного серьезнее пресловутых 20 см. И многие врубки не то что изменили свои первоначальные формы, но и разрушились. А в части старого и нового материала - это вам скажут любые практики, например, пытающиеся восстановить старые ремесла. Там, где раньше в дело шла живая из леса древесина, можно было делать все: лущить, гнуть, закручивать. Теперь, когда мастер получает материал просто из сушилки, ты можешь сколько угодно его вымачивать и парить, но ничего уже подобного не выйдет. Древесина "запоминает" свое физико-химическое состояние, и уже иначе себя ведет в обработке, и наверное, в конструкции. Поскольку живой материал.
Скажите, 300 лет обжатая и изменившая свои природные свойства древесина, будет себя вести так же, как и молодая, к тому же по качеству на порядок уступающая оригиналу "отборная" (для реставрации) древесина?
PS: Хотя конечно, на комментарии по поводу "бреда" можно было бы не отвечать. Салют!
Изменено: Сергей Куликов - 02.02.2015 03:05:09
 
Цитата
Андрей Переберин написал:
Я сильно сомневаюсь, что плотникам разрешили дополнительно подогнать старые бревна уже на месте, при окончательной сборке.
В том то все и дело, что ни сама "автономная от памятника рубка" в ангаре отдельно от памятника, ни металлический внутренний и наружный каркас, не дающие возможности совмещать верхи с низами, не дают возможности по мере возведения сруба корректировать его возведение. И потом, в принципе, желательно старый материал, то есть оригинальные бревна не дорубать, не изменять... Но у них уже врубки улеглись под старое деформированное состояние. Они в эту зону свободы будут опять стремиться. Тут просто клиньями не поможешь... (Это о "памяти бревен").
Изменено: Сергей Куликов - 02.02.2015 01:54:01
 
http://sergei-kulikov.livejournal.com/34066.html
 
Получается если было криво, значит и во время реставрации опять криво сделают? Именно по этому я не понимаю, когда мне говорят о памяти бревна. Т.е. я плотник, укладываю бревно и вижу , что заваливается стена, но ничего не предпринимаю? Если уже пошел разговор о зашивке фасада, то может лучше врубить ригеля, горизонтальные фермы с учетом русских традиций. По мне так это меньший вред. По поводу сухого материала, сотни изб такого возраста стоят разрушенными и их некогда не восстановят, они и должны были стать донорами. А не сушить в сушилках. А то новодел получается.
 
1. В основу предпринятого метода реставрации положена поярусная сборка каждого яруса в ангаре, а не в натуре (церковь условно разбили на 8 ярусов по высоте). То есть, появившиеся "косяки", это издержки технологии лифтинга с возведением низов под подвешенные до поры до времени верхи, сохранение которых на лесах с практической точки зрения нужно... лишь для демонстрации никуда не девшегося памятника, т.е. создания иллюзии того, что все под контролем, и ничего страшного с памятником не происходит. Эта технология, если сейчас срочно не ввести коррективы, не позволяет исправлять ситуацию по ходу работ...(Собрали на ровном основании один ярус. Потом второй. В теории все должно было получится на практике. А вот на практике все получилось не так, как в теории). Трудно сейчас гадать, почему это произошло. Должно быть изучено много исходных, если таковые имеются. Но если их нет, то нужно просто работать с натурой...
2. Я не зря приложил фотографию церкви не задолго до начала реставрации основного сруба. На ней хорошо видно деформационное состояние сруба, где упомянутые в отчете 20 см "просто отдыхают". Оригинальные бревна на 5 метров длины имели уход от горизонтали под 30-40 см. Естественно, эти самые бревна имели уже соответственно обжатые деформированные чаши и проч. и с большой неохотой укладывались во вновь задаваемые им горизонтальные форматы. (Это о "памяти")). Слабость их нового "идеального" горизантального положения, могла также привести к появлению выше обозначенных проблем непопадания под горизонтальный уровень.
3. Имея в оригинале серьезно деформированные оригинальный объект нужно было все-таки исходить, наверное, из сложившегося состояния объекта:
  • не пытаться полностью ликвидировать имеющиеся деформации, приведя все к "идеальному", по мнению современных инженеров, состоянию, а убрать только то, что чревато разрушением или эксплуатационными проблемами здания;
  • неопасные деформации, можно было просто минимизировать и оставить в покое. (Но под это уже не была рассчитана ангарная сборка, и заново устроенный под уровень бутобетонный фундамент.
4. Идея с созданием банка исторического материала хороша, но трудно осуществима на практике. Во всяком случае в России. У финнов есть целые предприятия, имеющие складские помещения и скупающие секонд хэнд срубы, окна, двери и прочее для продажи их для ремонта исторически ценных построек или просто украшения интерьера с экстерьером новых зданий. У нас пока это ограничивается только мелкими элементами и не носит какого-то системного или коммерческого характера.
А тут на заготовке свежего леса под высочайший класс реставрации можно неплохо заработать и не один раз. (На Кижжах это уже вторая, (если не третья) партия леса "на полный объем реставрации", соответствующая кубатуре памятника, если бы из него делать новодел...
5. Обшивка. Если оставить сруб открытым как есть - это означает только одно - эскалацию ремонтно-реставрационных работ на нем: старые бревна будут продолжать разрушаться в геометрической прогрессии. (Хотя неизвестно, может новый материал догонит и перегонит старый по темпам разрушения, т.к. материал совершено не сравним по качеству со старым). И на данный момент обшивка как одежда для здания - единственный способ защиты и сохранения срубы от внешних факторов, дождя, снега, солнца, ветра и т.д.
Когда будут придуманы и опробованы идеально работающие антисептики, гидрофобизаторы и прочая сохраняющая химия взамен сохраняющей обшивки, то можно будет ее легко убрать без ущерба для памятника.
6. Укрепление. На данный момент разработано довольно много традиционных и не очень систем укрепления сруба Преображенской церкви. Вопрос только в том, знают ли сами проектировщики реставрации, где эти слабые места, которые нужно укреплять или будут лепить сжимы, фермы и т.п. везде, где только можно. Ведь системы расчетов сруба после уважаемого доктора деревянщика Юрия Пискунова никто не исследовал, не проверял и вряд ли может поручиться, что и где на данный момент нужно делать по укреплению...
Изменено: Сергей Куликов - 02.02.2015 19:03:24
 
Цитата
Сергей Куликов написал:
о поверьте, они говорят в пользу обшивки.
хорошо! Допустим вы правы, и обшивку необходимо применять для сохранения старых построек,... только допустим...
Значит, если последовательно следовать вашей идее, нужно и все остальные памятники деревянного зодчества в Кижах обшить. Обшить все старые избы, обшить мельницы, часовни... в общем, всё что есть у них, и не только у них.. Если так важна обшивка на Преображенке, то почему она не важна на остальных объектах, или пусть гниют...?
Второй шаг вашей идеи. Если обшивать, то обшивать нужно материалом устойчивым к влаге... т.е. пластиковым сайдингом. И дышит, и не разбухает, не гниет, не темнеет, не облазиет.. лет на сто хватит.
Третий шаг. Если так заботиться о сохранении памятника, то в первую очередь надо заботиться о крыше. Дощатая кровля то ведет, то крутит, то гниет, то трескается и бежит. Значит, логично следуя вашей логике, нужно покрыть все объекты музея как минимум профлистом .
В пользу такой реставрации говорит низкая цена. Это аргумент!
Чтобы довершить весь абсурд до конца, вставим пластиковые окна (которые не будут гнить), вставим металлические двери (которые не продуваются, не скрипят, не гниют) .
И что в итоге получится?
А получится убийство всей идеи сохранения русского деревянного зодчества. Музей в целом превратится в обычный дачный поселок современного типа.
Иногда попадаются в инете такие реставрации. Больно смотреть..
 
Уход по горизонтали на 30-40 см по мне не так страшен, как уход по вертикали. Ведение сруба по высоте регулируется "в миг".
Из всей этой ситуации нужно сделать выводы. Вообще, у нас есть возможность повлиять на происходящее или нет? Если нет, тогда смысл обсуждать. Только в очередной раз сделать утешительное заключение для себя.
 
Цитата
Сергей Куликов написал:
не пытаться полностью ликвидировать имеющиеся деформации, приведя все к "идеальному", по мнению современных инженеров, состоянию, а убрать только то, что чревато разрушением или эксплуатационными проблемами здания;
неопасные деформации, можно было просто минимизировать и оставить в покое. (Но под это уже не была рассчитана ангарная сборка, и заново устроенный под уровень бутобетонный фундамент.
вы были бы правы, если не было многочисленных примеров реставраций, когда буквально рухнувшую церковь собирали заново. Полно выполненных работ по восстановлению и кривых и косых объектов русского зодчества. Даже в Кижах есть такие.
 
Цитата
Иван Боталов написал:
По поводу сухого материала, сотни изб такого возраста стоят разрушенными и их некогда не восстановят, они и должны были стать донорами
Использовать бревна из старых изб - это хорошая идея! Пусть даже они будут лет на 100-150 моложе оригинальных. Можно было бы и вставки делать из такого материала. Не было бы этой мозаики, она отталкивает.
Цитата
Иван Боталов написал:
Вообще, у нас есть возможность повлиять на происходящее или нет? Если нет, тогда смысл обсуждать.
Обсуждать и искать пути решения нужно в любом случае. Вероятно, кому нибудь из наших придется работать на таких объектах, и решать те же проблемы.
Пообщаемся, подумаем, потом предложим наши решения администрации Кижей.
 
Фрагмент из доклада, где описана суть проблемы:

В настоящее время было повторно собрано два с половиной яруса - это примерно 30 рядов бревен и стены высотой в 8 метров. Проектная группа сообщила о возросшей проблеме деформации. Старые бревна сдвигаются, и становится все труднее удержать верхнюю часть стен на месте.Консультативная миссия посетила церковь Преображения 2 раза, чтобы ближе рассмотреть места деформации и получить представление о проблеме непосредственно на объекте. Наблюдается искажение примерно в 20 см. Изначально, чтобы удержать бревна в исходном положении, использовались деревянные нагели. Но, поскольку в процессе
дальнейшей работы деревянные нагели не останавливали деформацию, их прекратили использовать. В качестве временной поддержки в некоторых местах используются стальные стержни.
 
Цитата
Андрей Переберин написал:
Чтобы довершить весь абсурд до конца, вставим пластиковые окна
Вообще, я не совсем понимаю вашу иронию. Испокон веков наши предки старались сохранять свои постройки, если это было возможно. Над церковью воскрешения Лазаря в Муромском монастыре была построена, например, церковь-футляр. В других случаях обходились "футляром из теса", то есть тесовой или дощатой обшивкой. Причем обшивка, как правило, красилась. То есть краска принимала первый удар атмосферных разрушителей. И если покраска своевременно обновлялась, то столетние обшивки о по сей день себя неплохо чувствуют, не говоря уже о самих срубах под хорошо выполненными вентилируемыми обшивками. О том, что это было весьма важным обстоятельством начиная с 18 века, говорят сохранившиеся до нашего времени немногочисленные вертикальные обшивки и досок, тесаных топором, то есть еще до появления в данных регионах пил. (Ильинская часовня из дер. Лазарево в Карелии 17 века).
Пожалуйста, внимательно прочитайте отчет миссии ИКОМОС. Там по многим вашим вопросам довольно внятно сказано, что можно и нельзя, и почему. Во первых, все постройки погоста были обшиты еще в 19 веке. Причем это историческое явление, имеющее целью не столько и не только потрафить "моде", сколько предохранить сруб от разрушения. Именно этим в первую очередь руководствовались в приходах, собирая деньги на ремонт. При этом в приличных приходах всегда старались вовремя ремонтировать храмы, не допуская текущих кровель и т.п. Впервые Преображенская церковь было обшита еще в 1810-х годах, и повторно уже в 1865 году. То есть практически 130 лет, а не 90, как я говорил прежде, она стояла под обшивкой (благодаря чему и дошла до наших дней).
Как исторически сложившийся способ сохранения именно этого памятника обшивка уже имеет право на восстановление. Другие объекты, перевезенные в музей, и не бывшие никогда под обшивкой не стоит обшивать,так это не соответствует исторической правде. А вот обработки срубов смолами на скандинавский манер или восками на американский в Росии никогда не было. Потому даже норвежцы их миссии ИКОМОС этого нам не предлагают.
Насчет "вечных" сайдингов и прочего пластика: все эти продукты индустрии, ставящие целью снизить, если не исключить вовсе эксплуатационные издержки по уходу и ремонту за зданиями не могут использоваться в реставрации, хотя бы потому что никакого отношения не имеют к традиционной технологии и подлинности памятника. Даже невинное, кажется, использование современных гидроизоляционных материалов на дощатых кровлях только ускоряет процесс их разрушения.
В принципе, реставрация, да и просто строительство с ремонтом предполагают все-таки технический уход за зданиями. После реставрации той же Преображенской церкви нужно сразу составлять график постоянных ремонтов тех же кровель и т.п. и выбивать уже сейчас деньги под это..
Изменено: Сергей Куликов - 03.02.2015 11:37:05
 
Спор об обшивке - из разряда вечных. Совершенно невозможно убедить оппонента.
Ополовников полагал обшивку нетрадиционным наслоением, на этом основании её удалял. Кстати, он вовсе не реставрировал памятники на начальный период, он создал концепцию оптимального облика памятника народной деревянной архитектуры и в процессе реставрации удалял нетрадиционные наслоения и сохранял традиционные и нейтральные.
 
Продвижение в реставрации за год: с 01.09.2013 по 21.08.2014.
 
Сильно продвинулись. А кто подрядчик?
 
Из отчёта:
Сотрудники компаний, задействованных в реставрационных работах:
Владимир Рахманов - главный архитектор по реставрации, Исследовательский Институт "Спецпроектреставрация" (Санкт-Петербург)
Виталий Скопин - Директор АРК "Заонежье" (г.Петрозаводск) Александр Савельев - директор СКФ "АЛЕКОН" (Санкт-Петербург) Иосиф Раша - компания "Стройреконструкция" (Санкт-Петербург)
 
Цитата
Дмитрий Соколов написал:
Ополовников полагал обшивку нетрадиционным наслоением
Как говорится, Бог ему судья.
Необходимо учесть, что он был пионером, он работал в то время, когда российские (советские) реставраторы были отсечены и от дореволюционных, так сказать "буржуазных" теоретических разработок в области сохранения памятников, так и от "капиталистических" современных западных наработок на эту тему. Тем сложнее сейчас понять, что же требуют от нас пресловутые ИКОМОСовцы в отношении соблюдения каких-то Венецианских и прочих хартий, о которых в приличном советском реставрационном сообществе неловко было говорить. (Это я вам передаю слова известного академика, который журил меня еще в начале 1980-х по поводу упоминания всуе Веницианской хартии)... Теория и практика далеко ушли уже от тех посылов, которые тем же Ополовниковым ставились во главу угла "оптимальный облик или же первоначальный". Яркий пример - реставрация Виговской часовни по проекту мастерской Ополовникова http://sergei-kulikov.livejournal.com/tag/часовня%20из%20Вигово. И этот опыт активно тиражировался на дугих памятниках: Егловская часовня, Дом Васильева на Кижах и т.д.
Напомню, что первый профессиональный учебник "Реставрация памятников архитектуры" под редакцией Подъяпольского появился в СССР только в 1988, то есть спустя 8 лет после того, как Преображенская церковь была закрыта на реставрацию и там уже "святых вынесли", то есть иконы, и уже много дров наломали...
Довольно четко принципы сохранения деревянных памятников изложены в http://www.icomos-spb.ru/index.php/component/joomdoc/1999_%20%20%20%20.pdf/download (Извините, перевод мой).
Но сам факт, что СССР ратифицировал Конвенцию Всемирного наследия только спустя 16 лет после ее принятия большинством стран, говорит о многом. Об особом пути в деле сохранения памятников, подлинной памяти. То есть, сейчас постоянно сталкиваемся с тем, что даже опытные реставраторы предпочитают новодел старому материалу и в грош не ставят поздние исторические наслоения типа обшивки, которой более ста лет, и она сама по себе представляет исключительную материальную ценность. Да любая столетняя доска представляет антикварную ценность и многое может рассказать об образе жизни технологии наших предков...
Если мы задаемся целью что-то сохранить для последующих поколений, то нужно сохранять, а не "делать красиво". Для той же демонстрации подлинного сруба можно при желании сделать фрагментарные раскрытия обшивки... Это лучше, нежели обрекать подлинник на смерть и замену его новоделом.
Изменено: Сергей Куликов - 03.02.2015 22:53:54
 
Для реставратора, чтобы разобраться в строительных периодах памятника, главное "расшить" памятник, т.е. удалить обшивку. От прочих аргументов воздержусь.
 
Собственно, для разбора строительных периодов достаточно здравого смысла и зондажей. А для выбора методов реставрации - уважения к памятнику со всей его интересной историей. Убирая, как вам на данный момент кажется, "чуждые наслоения", вы лишаете потомков знаний, воплощенных в памятнике, и понимания строительной истории и философии сохранения наследия.
 
Обшивка памятника аналогична записи иконы: сюжет сохранён, а энергия и художественное содержание скрыты.
 
Иконы поновлялись для красоты и моды. Здесь же, когда речь идет об обшивке, предки пеклись в большей степени о сохранении храмов. В противном случае все подлинные деревянные памятники с их подлинным материалом и архитектурой без обшивки обречены в самом скором времени на исчезновение. Уже сейчас восстанавливаемое серьезно отличается от оригинала, но хоть сохраняются отдельные оригинальные элементы. После второй реставрации (если на таковую еще найдут деньги) будут сохранять уже материал 20-21 века, а остатки старого придется "изучать" в запасниках. Как говорится "или-или", либо сохранять, либо недолго любоваться "застывшей музыкой".
В деревне Бережная Дуброва есть памятная надпись по обшивке повала церкви Рождества Пресвятой Богородицы (Николая Чудотворца).«Сей святой храм обшит тесом и выкрашен, а внутри церкви украшен иконостасом в лето 1882 года от благодарных к памяти своим предкам и славе имени Божия бережно дубровских прихожан усердием своим и средствами в память 200-летнего юбилея храма 1678 —1878 годах». Если благодарно сохранять память, то нужно ее сохранять...
 
В теперь уже прошлом году вёл работы на Красной Ляге. За обшивкой в ряде мест птичьи гнезда, грязь, сырость, очаги гнили брёвен сруба. Обошлись накладками на восьмерике; верхние бревна притвора пришлось менять. Главная причина проблем - наличие обшивки. Из-за неё есть возможность у птиц устраивать гнёзда, и за ней застревает другой различный сор, - это во-первых - и из-за неё же не видно, что стена мокнет и гниёт - это во-вторых.
Обшивали храмы не ради их лучшей сохранности, а исключительно следуя дурной городской моде, подражая облику каменных храмов. Так на них появлялись нелепейшие обшивочные портики, карнизы и другие элементы городской стилевой архитектуры.
Как правило появление обшивки, что само по себе полбеды, сопровождалось гораздо более тяжёлыми последствиями следованию моде: растёсовались и перемещались оконные и дверные проёмы, устраивались внутренние (интерьерные) "арки", опиливались и отёсовались наружные остатки брёвен и т.д., т.е. наносился невосполнимый ущерб. В отдельных случаях (Филипповская) ради расширения окон выпиливались шипы, скреплявшие простенки; также окна увеличивали по высоте, перерезая целые брёвна, в которых не было вставных шипов. Это в результате привело к выдавливанию простенков. 19 век принес массу бед храмам 17-18 веков.
Однако,в 19-ом веке многие храмы (и дома) сразу строились под обшивку, на них она естественный и неотделимый элемент.
 

Цитата
Дмитрий Соколов написал:
За обшивкой в ряде мест птичьи гнезда, грязь, сырость, очаги гнили брёвен сруба.
Именно отсутствием ухода за обшивкой, которая должна быть и делалась, как правило вентилируемой, объясняются ее "вредоносные" явления. Я могу привести десяток примеров, где обшивка способствовала и способствует сохранению.
Все прочие поновления: растески окон и т.п. давайте отнесем к другой теме обсуждений. Это уже делалось не ради сохранности сруба, а ради красы или большей комфортности (освещение и т.п).
В документах именно по Преображенской церкви, зафиксировано, что сразу после снятия обшивки и проведения ремонтно-реставрационных работ Ополовниковым (т.е. в 1950-е) начались серьезные проблемы со срубом. Отчасти это было связано, конечно, с не совсем корректным вмешательством реставраторов, обеспечивших ослабление сруба вычинками и т.п. Кстати, не всегда оправданными. В 1970-80-е я разговаривал с участниками той реставрации Елуповым, Вересовым, Никитиным и Степановым. Они говорили, что не совсем понимали приказов начальства, по вырубке участков старых бревен, так как сами бревна, не смотря на внешнюю ветхость внутри были здоровые и топор их не брал. "Сердцевина была как стеклянная".
Если восстановить цепь событий, то история выглядит так: с 1714 по 1818 год церковь стояла полностью открытой, и шел обычный постепенно нарастающий, но умеренный процесс разрушений стен, под воздействием солнца, ветра и воды. Когда древесина становится достаточно трещиноватой, она начинает уже удерживать воду, древесина просыхает дольше и тут уже активно запускается механизм биоразрушения с расцветом грибов и жуков древоточцев.
В 1818 церковь была обшита вертикальным тесом, а 1865 горизонтальным тесом по каркасу. Процесс разрушения существенно замедлился, так как ни солнце, ни вода, до поры до времени на сруб не попадали. Судя по фотографиям конца 1800-х - начала 1900-х, какой-то ремонт кровель поводился, но дальше шли почти 50 лет запустения, с войнами и просто разрухой, в том числе и мозгов. Кровли и подоконные отливные доски местами превратились в труху. Появились лазы для птиц и их гнездования. Ну а в купе с протечками гнезда удерживали вагу настолько хорошо, что на древесине появились уже наиболее опасные и прожорливые грибы. Но все это произошло на позднем этапе существования обшивки. После того, как появились протечки. Когда вентиляция под обшивкой оказалась нарушенной гнездами и прочим мусором, (а чтобы все это накопить тоже нужно время). Тогда на отдельных участках появились повреждения, но никак не по всей площади стен! В целом же на протяжении многих лет с 1818 по 1951-53 сруб был укрыт от внешнего атмосферного воздействия и общее разрушение поверхности бревен было замедленно. После же раскрытия эти процессы возобновились и ускорились. И тут уже не только подкрышные и подоконные бревна стали разрушаться, как это было при забытой ремонтами обшивке, а бревна по всей поверхности стен.
Собственно говоря, здания без обшивки определенно лучше переносят отсутствие крыши, так как места,куда протекает вода несколько быстрее высыхают после дождей, нежели это было бы на здании с обшивкой, забитой к тому же мусором и гнездами.
(На снимке фрагмент стены Ильинской церкви в Панозере 1865 года. Здесь видна разница между использованными при строительстве "сэконд-хэнд" бревнами, которую мы вряд ли увидели, простой церковь до нашего времени без обшивки. Видны и опиленные выпуски бревен специально под обшивку. И теперь уже реставрировать ее без обшивки не резонно, потому что придется всем объяснять, что же такое случилось с выпусками...).
Изменено: Сергей Куликов - 05.02.2015 20:42:09
 
Согласен с тем, что там, где протечек под обшивку нет, брёвна стены сохраняются лучше, чем без обшивки. Беда в том, что там, где протечки есть, брёвна не просто сохраняются хуже, а быстро разрушаются. Беда в том, что из-за обшивки не видно, где это происходит. При сегодняшнем уровне заботы о памятниках невозможно гарантировать, что протечек не будет даже на вновь отреставрированных и вновь обшитых памятниках (или на памятниках со старой обшивкой). Это, что касается сохранности.
Но есть и другой аспект - художественное впечатление от созерцания памятника. Если Вы будете утверждать, что памятник в обшивке ничего значимого не утрачивает, а, быть может, даже нечто важное приобретает, я с Вами не смогу согласиться. Обшитый памятник - это всё равно, что одетый Давид… Даже если мы сможем надёжно обеспечить качество обшивки, и протечек не будет, даже в этом случае мы понесем колоссальную утрату, - мы потеряем обнажённый срубный образ деревянного русского храма. Для меня, и не только для меня, в этом образе - всё наипервейшее содержание памятника народной деревянной архитектуры.
 
С эстетической точки зрения вы безусловно правы. Но с этической...
Получается, мы на своем веку полюбуемся оригиналом, а потомки потом пускай гадают, что им оставили реставраторы, копию похожую на правду? или всего лишь оптимальный облик?.. Слишком часто последним человеком, кто видел памятник в подлиннике является... реставратор. После него отреставрированные объект оказывается выхолощенным, без строительной истории с ее наслоениями, обшивками, перестройками и т.п. Исследователю, как правило, на таком памятнике уже делать нечего, кроме как "читать купюры" из сохранившихся старых элементов...
Собственно этим отличается сохранение, то есть по международной терминологии "консервация" памятника от "реставрации". И теперь вы редко встретите в специальной литературе, посвященной сохранению наследия слова "реставрация и реставратор". Как правило речь идет исключительно о консервации, о вопросах и проблемах сохранения, и архитекторы, инженеры и мастера, занятые на памятниках именуются гордо "консерваторами". Словом, которое в советское время было ругательным, да и до сих пор не реабилитировано.
Не так давно у финских берегов был найден затонувший в 1771 году голландский парусник Vrouw Maria. Несколько лет шли его подводные исследования, какие-то вещи из кают и детали были подняты, законсервированы и теперь будут представлены в музеях. Но вот от подъема всего корабля отказались, а предпочли сделать детальную его стереофотограмметрическую съемку и представить интересующимся всего лишь 3D - изображения. Сам корабль навеки останется под водой и доступ к нему будет только для ученых. Вся акватория в зоне нахождения корабля закрыта для любого транспорта и любителей дайвинга. Последующие поколения смогут ознакомиться с оригиналом спустя много лет и сделать свои открытия, не замеченные первооткрывателями.
Изменено: Сергей Куликов - 05.02.2015 23:48:16
 
Насчет определения состояния конструкций, современная промышленность предлагает столько разнообразных дефектоскопов с использованием световодов, ультразвука и т.п., что просто диву даешься. Недешево, правда. Но исследователя, инспектора по охране памятников области вполне такими приборами можно снабдить.
 
Венецианская хартия 1964 года, на которую не принято было у нас ссылаться, гласит:
КОНСЕРВАЦИЯ
СТАТЬЯ 4
Консервация памятников предполагает, прежде всего, постоянство ухода за ними.
СТАТЬЯ 5
Консервация памятников всегда облегчается возможностью их использования на благо общества; такое использование желательно, но при условии сохранения архитектурной целостности и декора зданий. Только в этих рамках можно разрешать и предпринимать работу по приспособлению, необходимость которой вызвана новыми требованиями современной жизни.
СТАТЬЯ 6
Консервация предполагает сохранение памятника в рамках свойственного ему окружения и масштаба. Если традиционное окружение существует, его не следует нарушать. Всякое новое строительство, разрушение и переделки, которые могли бы изменить взаимосвязь объемов и цветовую гамму, недопустимы.
СТАТЬЯ 7
Памятник неотделим от истории, свидетелем которой он является, и от окружающей среды, где он расположен. Следовательно, перемещение всего памятника или его части не должно допускаться. Перемещение возможно в том случае, если это необходимо для сохранения памятника или может быть оправдано высшими национальными или международными интересами.
СТАТЬЯ 8 Скульптурные, живописные или декоративные элементы, являющиеся неотъемлемой частью памятника, могут быть отделены от него только в том случае, если единственно эта мера может обеспечить их сохранность.

РЕСТАВРАЦИЯ
СТАТЬЯ 9
Реставрация должна являться исключительной мерой. Ее цель – сохранение и выявление эстетических и исторических ценностей памятника. Она основывается на уважении подлинности материала и достоверности документов. Реставрация прекращается там, где начинается гипотеза; что же касается предположительного восстановления, то любая работа по дополнению, сочтенная необходимой по эстетическим или техническим причинам, должна зависеть от архитектурной композиции и нести на себе печать нашего времени. Археологические и исторические исследования памятника должны всегда предшествовать и сопровождать реставрационные работы.
СТАТЬЯ 10
В случае, если традиционная техника окажется непригодной, укрепление памятника может быть обеспечено при помощи современной технологии консервации и строительства, эффективность которых подтверждена научными данными и гарантирована опытом.
СТАТЬЯ 11
Наслоения разных эпох, привнесенные в архитектуру памятника, должны быть сохранены, поскольку единство стиля не является целью реставрации. Если здание несет на себе отпечатки многих культурных пластов, выявление более раннего пласта является исключительной мерой и может быть произведено при условии, если удаленные элементы не представляют интереса, если композиция после этого свидетельствует о высокой исторической, археологической или эстетической ценности, если состояние сохранности раскрываемого памятника признано удовлетворительным. Суждение о ценности таких элементов и решение о возможности их устранения не могут зависеть единственно от автора проекта.
СТАТЬЯ 12
Элементы, предназначенные для замены недостающих фрагментов, должны гармонично вписываться в целое и вместе с тем так отличаться от подлинных, чтобы реставрация не фальсифицировала историческую и художественную документальность памятника.
СТАТЬЯ 13
Дополнения могут быть допустимы только в том случае, если они оставляют нетронутыми все примечательные части здания, его традиционное окружение, равновесие композиции и взаимосвязь с окружающей средой.
 
Без малого двадцать лет преподавал основы реставрации. Венецианскую хартию заставлял учить наизусть и разбирал подробно каждый пункт. Это прекрасный документ общего характера, не учитывающий (и не могущий учесть) специфику.
 
Я выдержки привел, чтобы самому себе освежить в памяти, раз уж в интернете нашел этот документ.
Естественно, всего не учтешь. Особенно нашу суровую действительность, отсутствие денег на текущие ремонты и уход за памятниками, вечное ожидание "капитальных" ремонтов и реставрации, (чтоб затраты показать), отсутствие системной разветвленной профессиональной школы и даже просто просвещения в области культурного наследия и т.п.
Но СТАТЬЯ 11 говорит, как раз о том, как мне кажется, что смысл раскрытия художественных замыслов зодчих сходит на нет, если через 50 лет от памятника останутся одни воспоминания... в лучшем случае - в новодельной трактовке бойких ребят реставраторов.
Чего только стоят Гимрекский гребень на коньке Покровской церкви в Кижах. Главный архитектор не удержался и перенес элемент когда-то реставрированного им памятника на новую почву, объект всемирного наследия. Наверное, тоже для усиления художественного образа... И никто слова не сказал. Только миссия ИКОМОС с моей подачи слегка пожурила, дескать негоже производить на таком памятнике "реинтерпретацию строительной истории"... http://sergei-kulikov.livejournal.com/11484.html
Изменено: Сергей Куликов - 06.02.2015 23:44:22
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)